Личный опыт: интервью председателя Студенческого совета Санкт-Петербурга

Совсем скоро пройдет отчетно-выборная конференция Студенческого совета СПбГУПТД, на которой определят нового председателя. Для тех, кто не в курсе: Студсовет – это орган студенческого самоуправления, который защищает права и отстаивает интересы обучающихся, а также предоставляет возможности для реализации студенческих инициатив. Студсовет есть в каждом вузе и каждый из них делегирует по одному члену в Студенческий совет города. Так формируется молодежный совещательный орган при Правительстве Санкт-Петербурга.

Каким-то чудом мы поймали председателя Студсовета Петербурга Александра Низова и расспросили его о самоуправлении в СПбГЭУ и в городе, о работе с Правительством, о том, как эффективно развиваться и продвигать свои проекты.

Твоя деятельность началась со Студсовета СПбГЭУ (объединенные ФИНЭК, ИНЖЭКОН и ГУСЭ). На каком курсе ты примкнул к студенческим активистам и что тебя к этому подтолкнуло?

Когда я закончил школу, мне было не до студсоветов. Я вырвался из детства и первый год у меня прошел «мимо». На втором курсе я случайно попал на «Школу актива». Познакомился с большим количеством ребят, но все равно как-то не зацепило. Потом меня позвали в информационку – я неплохо писал и разбирался в соц. сетях (они тогда только набирали обороты) и я решил: почему бы и нет. Вскоре я возглавил информационный комитет в Студсовете. Мы делали всякие крутые PR-компании, я снимал видео, выезжал на школу лидерства, а в начале третьего курса стал председателем. Я возглавил Студсовет в непростое время, когда началось объединение ФИНЭКа, ГУСЭ и ИНЖЭКОНа. Это позволило получить управленческий опыт, который я бы вряд ли мог получить где-то еще. В 19 лет мне посчастливилось управлять довольно большим коллективом, больше 1000 человек, считая активистов и другие филиалы.

Занимался ли ты самоуправлением в школе?

В моей школе был штаб «Полный вперед» – некоторое наследие советского прошлого. В нем собирались активные ребята, проходили лидерские курсы, готовили различные мероприятия, ходили в походы. Особая часть была связана с патриотическим воспитанием, потому что моя школа была расположена на месте аэродрома. У нас даже были музей авиационной дивизии и свой памятник, который мы каждый год приводили в порядок.

Назови основные достижения, которых ты добился за время руководства Студсоветом.

Наше главное достижение – мы объединили самоуправление трех вузов. Сами себе придумали механизм, сами закрепили его, и он всех устроил. Очень рад, что нам удалось провернуть такую операцию, поскольку до нас в городе этого еще никто не делал. У нас была славная команда – кто-то из ФИНЭКа, кто-то из ИНЖЭКОНа. Именно благодаря им мы смогли не только построить что-то новое, но и закрепили старое.

Поскольку масштаб вуза увеличился, нам пришлось отказываться от неэффективных проектов и концентрироваться на лучших практиках. Например, в ИНЖЭКОНе был выезд «Суперстар»: в сентябре мы вывозили всех старост и устраивали им курс молодого бойца – обучали взаимодействию с администрацией вуза, деканатами, группой, Студсоветом; проводили различные тренинги. Также прорабатывали мотивацию – кто-то хочет развить свои лидерские качества, кто-то преодолеть стеснительность и тем самым бросить себе вызов. Кто-то хочет более приземленные вещи – эксклюзивный доступ к информации или видное место в Студсовете, чтоб впоследствии занять руководящие должности. Кто-то ищет пути перевода с внебюджета на бюджет. «Суперстар» – это мощнейший эмоциональный толчок, на факультетах сразу начинается движуха. Сначала знакомятся старосты, потом подтягиваются хорошие ребята из группы и начинают общаться внутри потока. С точки зрения коммуникации это вообще супер история.

Вообще, мы тратим много времени на подготовку старост и трепетно относимся к выявлению лидеров. Всех их лично знакомим с деканатом и объясняем, что они – пример и авторитет для своей группы, и что они получают руководящий опыт. В целом, все, что мы организовали тогда – это действующий скелет сегодня.

Чем сейчас занимаются ребята из твоей команды?

Часть из них осталась работать в университете и заниматься молодежной политикой более профессионально. Кто-то пошел работать по специальности, а кто-то уехал за границу. На самом деле, почти все состоялись как лидеры и применяют полученные навыки вне зависимости от рода деятельности. Всем активистам, пришедшим на первый курс, я задаю один и тот же вопрос: «Что нужно, чтобы стать хорошим врачом?». Все отвечают, что необходимо хорошо учиться. И я с ними согласен. Но что нужно, чтобы стать главным врачом? Полученных на парах знаний будет не достаточно. Нужно работать в коллективе, решать конфликты, уметь находить компромиссы и брать на себя ответственность. Студенческое самоуправление дает неплохую возможность получить все эти навыки. Ребята, которые прошли школу Студсовета, уже сейчас трудятся на разных, в том числе руководящих, позициях, несмотря на то, что они весьма юны.

Внеучебная деятельность тебе помогала учиться или скорее отвлекала?

На самом деле, я этим иногда пользовался. Например, когда пропускал пары, писал с официальной почты вуза, чтобы преподаватель видел, что я не самозванец и вот моя официальная почта. Вообще, учеба в школе меня приучила к плотному графику и к тому, что нужно правильно расставлять приоритеты и все успевать. Три раза в неделю по два часа  у меня был английский язык, еще музыкалка, а потом хор три часа по пятницам. Я учился в классе с экономическим уклоном, а параллельно с другим профилем ходил заниматься издательским делом. Это приучило меня к тому, что дела надо уметь комбинировать. Иногда учеба отходила на второй план, иногда самоуправление, но своим примером я точно доказал, что можно спокойно учиться хорошо и быть активистом.

Работа в Студсовете приносит больше пользы студенческому сообществу или самому студенту как личности?

Я всегда сторонник поиска баланса между своими интересами и интересами организации. Есть два понятия: «стимул» и «мотивация». Они отличаются тем, что мотивация – это внутренний посыл, когда человек реально хочет изменить систему к лучшему, устранить какие-то проблемы, когда у него есть на это силы и желание. С другой стороны есть стимул. Им может быть стипендия, связи и знакомства, получение навыков. На одной мотивации далеко не уехать – рано или поздно она закончится, наступит выгорание, расстройство и негатив. Но и на стимулах тоже – стипендия, перевод на бюджет – это все прекрасно, но ты просто будешь ненавидеть все происходящее. Если человек находит гармонию между этими двумя понятиями, он развивает и себя и организацию, в которой работает. Это и есть золотое правило успеха.

Ты производишь впечатление весьма скромного и простого молодого человека, не стремящегося к власти. Ты сам выдвинул свою кандидатуру на пост председателя Студсовета города или тебя «предложили»?

Я выдвинул сам себя. В тот момент мне показалось, что это логическое продолжение развития карьеры и применения своего опыта в самоуправлении. С другой стороны я понял, что нужно делиться полученным в ГЭУ опытом. Пока я варился во внутренней системе, то не осознавал этого, но пообщавшись с ребятами из других вузов, я понял, что работы непочатый край. Наведя порядок в одном вузе, не значит, что у нас в городе все хорошо. В тот момент я почувствовал в себе силы работать более масштабно.

Чем вообще занимается Студенческий совет Санкт-Петербурга?

Первая наша задача связана с развитием необходимых компетенций у руководителей органов студенческого самоуправления: чтобы ребята разбирались в нормативно-правовой базе, понимали, что и как функционирует, куда движется система, какие есть тенденции и тренды. Во-вторых, это работа с общежитиями. Это большая часть нашей работы. Уже два года мы проводим конкурс на лучшую систему самоуправления в общежитии. В 2016 году команда, которая победила на петербургском этапе, потом выиграла на всероссийском конкурсе и они стали лучшим студенческим общежитием в России. В-третьих, у нас есть ряд мероприятий для профессиональных образовательных организаций. Задача заключается в том, чтобы интегрировать обучающихся колледжей и ссузов в студенческую среду. Мы уже два раза провели форум молодых профессионалов, причем первый раз собрали 500 человек со всего северо-западного федерального округа. Кроме того, мы работаем с российским движением школьников и Советом старшеклассников при Комитете по образованию, чтобы создавать непрерывную систему самоуправления в «школа-колледж-вуз». Ну и плюс ряд городских мероприятий: «Студент года», церемония чествования выпускников ссузов, профильные конкурсы и олимпиады, комиссии по присуждении премий Правительства. Также представители Студсовета города входят в ряд комиссий и рабочих групп Петербурга по независимой оценке качества образования.

Кто должен быть голосом молодежи – простой студент с верой в труд, старание, и инициативность  или человек со связями и спонсорской поддержкой?

Я скажу так: студентов сегодня реально слышат. Может быть, еще не так отчетливо, как этого хочется, но это чувствуется. Сравнить то, что было 5-6 лет назад и сейчас – это небо и земля. Сейчас студентов спрашивают их мнение и понимают, что лучше спросить напрямую. Связи, конечно, дело хорошее, но когда ты куда-то приходишь и начинаешь с кем-то работать, очень быстро становится понятно, представляешь ли ты из себя что-то или нет. В первую очередь нужно быть личностью и быть готовым отстаивать интересы. А есть связи, нет связей, простой студент или не простой – это уже вторично. Как правило, такие люди и пробиваются в систему управления образовательных организаций и выходят на городской уровень.

Как Студсовет Петербурга взаимодействует с Правительством города?

Несколько раз в неделю я встречаюсь с председателями комитетов: по науке и высшей школе, по образованию, по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями. На совещаниях в этих комитетах принимаются решения и готовятся проекты. Иногда принимаю участие во встречах с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Сергеевичем Полтавченко, федеральными чиновниками, министрами и их заместителями.

Является ли молодежная политика приоритетным направлением деятельности Правительства?

У меня такое ощущение, что этим очень долго не занимались, а сейчас пытаются наверстать упущенное. Сегодня у молодежи реально много возможностей и для этого принимается очень много мер. Посмотрите, сколько у нас форумов, выездов, грантов, поездок, стажировок. Все, что угодно! И это касается как города, так и федерального уровня.

Расскажи про  Всемирный фестиваль молодежи и студентов. В качестве кого ты в нем участвовал?

На Фестивале я был в качестве члена регионального подготовительного комитета и отвечал за всех экономистов и предпринимателей Петербурской делегации. ВФМС – это, конечно, уникальное событие. Огромное количество людей разных взглядов приехали со всего мира с позитивными и созидательными целями. Это непередаваемые эмоции и впечатления. 10 дней мы все были на одной волне. Я очень надеюсь, что наследие, которое оставил фестиваль, не потеряется и будет работать на и имидж страны, и на каждого конкретного человека, который принимал участие в этом событии. После Фестиваля я отсыпался 3 дня :)

Ты часто выступаешь в роли спикера на образовательных мероприятиях различного масштаба. Что сложнее — учиться самому или обучать других?

Мне нравится и то и другое, просто разные форматы. Но в последнее время мне все больше и больше удовольствия приносит именно учеба.

Сейчас проходит Всероссийский конкурс молодежных проектов. Как ты оцениваешь шансы студентов на получение гранта для развития собственных инициатив? Это реально?

Абсолютно реально. У меня очень много таких примеров перед глазами. Вот, например, петербургский международный литературный форум. Ребята с Тавриды пришли в комитет по молодежке и получили полтора миллиона финансирования вдобавок к 300 тысячам гранта от Федерального агентства по делам молодежи.

Проекты какой направленности находят поддержку Правительства легче всего?

Во-первых, нужно ловить тренд. По моим ощещниям, в год экологии активнее поддерживали экологические проекты.  Сейчас год добровольчества, поэтому будут активно поддерживаться проекты именно в этой области. Патриотика вообще всегда находится на особом статусе и такие проекты выделены в отдельную категорию. Во-вторых, для начала не надо делать что-то глобальное. Зачастую хорошие проекты получаются, когда ты делаешь что-то близкое – для своего района, муниципального образования, вуза. Это не менее ценно, чем когда ты проводишь крупный международный форум. У этого другие результаты, но не значит, что эти результаты не нужны государству. По моему ощущению, местные проекты, которые помогают делать реальные дела и решать реальные проблемы, будут находить большую поддержку.

При участии в конкурсах проектов, что важнее – подача или содержание?

Содержание. Именно поэтому сейчас много конкурсов с заочными этапами, где презентация вообще не требуется, все смотрят только на содержание.


Right Menu Icon